6966

Переводчик Владимиров Александр Александрович

990
Свободен
Дата регистрации: 9 января, 2016 г.
Мужской
 
выбрать переводчика 
Нажав на кнопку "Предварительно выбрать", Вы добавите этого переводчика в форму оформления заказа.
Отправить запрос
Анкета добавлена в форму
Специализации: 
Устные переводы (Последовательный перевод)
Письменные переводы (Художественный, Экономический, Договоры и контракты, Искусство / литература, История, Кино и ТВ, Питание, диеты, Связи с общественностью (PR))
Редактура
 
Стаж работы: 
3 года
Родной язык: 
Русский
Иностранные языки:
Английский
Испанский
Немецкий
 
Фрилансер
 
Программы: 
Microsoft Office Word, Microft Exel, ABBY Lingvo x5, Multitran, Memoq
Образование: 
Новгородский Государственный Университет им. Ярослава Мудрого, филологический факультет, специальность "Лингвистика", высшее образование, бакалавр.
Возраст: 
27 лет
О себе: 
Бакалавр, свободно владею английским языком, коммуникабелен, целеустремлен.
Контакты: 
alexanderpskov
 
Документы, подтверждающие квалификацию: 
Образцы переводов
Samuel Langhorne Clemens, otherwise Mark Twain, was born in Florida, Missouri, in 1835. He was a great humorist and also a printer, a journalist, a river pilot and a soldier. His pen name came to him while as a pilot he was working on the Missis¬sippi and he would often hear the cry of warning “Mark Twain”. Thus he seized on the name and used it for his work. Roughing It, Tom Sawyer, A Tramp Abroad. The Prince and the Pauper, Huckleberry Finn and The Tragedy of Pudd’nhead Wilson were some of Twain’s various books which kept Americans and Europeans entertained for many years. In Tom Sawyer and Huckleberry Finn he described a phase of American life which has become a permanent part of the literature.
Not to have read The Adventures of Huckleberry Finn is nearly as sad as never having been to a circus or never having played cricket with the neighbourhood gang. Huck is every young boy whoever lived, and he is also an individual worth knowing. He swears and smokes, but he has a set of ethics of his own. In fact soon after the book was published, many were outraged by the author’s apparent condoning of Huck’s habit of smoking a pipe and of the considerable whisky-drinking which goes on in the book. But in England it soon was praised as “such scrapes and experiences as make your mouth water”.
Mark Twain issues an interesting notice of warning to his readers of Huckleberry Finn.
“Persons attempting to find this narrative will be prosecuted, persons attempting to find a moral in it will be banished; persons attempting to find a plot in it will be shot. By order of the author. Per G. G. Chief of Ordinance”.
ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГЕКЛЬБЕРРИ ФИННА
Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, также известный, как Марк Твен, родился в 1835 году во Флориде, штат Миссури. За всю жизнь он перепробовал множество профессий: работник типографии, журналист солдат и, конечно же, автор юмористических рассказов. Его литературный псевдоним пришел с Миссисипи, где, будучи лоцманом на пароходе, он постоянно слышал предупредительный выкрик: «Марк Твен» (англ. Mark Twain— «Метка двойка» – термин, означающий минимальную глубину, пригодную для прохождения речных судов - прим. пер.). «Налегке», «Пешком по Европе», «Том Сойер», «Принц и нищий», «Гекльберри Финн», «Простофиля Уилсон» – эти и многие другие произведения покорили американских и европейских читателей на долге годы. В «Томе Сойере» и в «Гекльберри Финне» описано становление американского быта, которое заняло ключевое место в развитии литературы США.
Прочтение «Гекльберри Финна» приносит такое же удовольствие, как поход в цирк или игра в мяч с соседскими мальчишками. Гек является типичным героем своего времени, которого стоит знать. Обладая собственным кодексом чести, он не прочь покурить и побраниться. Собственно говоря, в Америке, сразу после публикации книги, множество читателей обрушило шквал критики на автора за согласие с вредными привычками Гека – курением трубки и злоупотреблением виски. Однако в Англии история, о «Передрягах и переживаниях, от которых текут слюнки», пришлась по душе.
В предисловии к роману, Твен предупреждает читателей: «Лица, ищущие в этом повествовании мотив, будут осуждены; лица, ищущие мораль, будут сосланы; лица, ищущие сюжет, будут расстреляны». По приказу автора, генерал-губернатор, начальник артиллерийского управления.
Las Vegas is a casino empire with yearly revenues of over six billion dollars.
This is where America lets its hair down, and gambling has the status of an official religion. The industry greets you like a salesman the moment you step off the plane. Fruit machines in the Arrivals Hall, the sound of the handles, reels spinning, and the sound of dollars cascading into trays. And in Departures video poker as far as you can see, as people wait reluctantly for their planes. Downtown, in the suburban luxury, the dominance of the big casinos is absolute. If you don’t like gambling stay out of Vegas, is the clear message. The city, with its swelling population of more than 700,000 is built on the proposition that every American likes to chance his luck. The city centre is in fact a collection of casinos, motels, souvenir shops, and pawnbrokers. Occasionally a spire intrudes – the churches are usually well-attended – but the wise clergyman knows which subjects are best avoided on Sundays. Much of the city looks like a parking lot – areas of concrete which mock the meaning of its Spanish name: The Meadows.
Caesars Palace, the most famous theme-park, describes itself as an opulent Greco-Roman fantasy land and the 85 acre complex is, in appearance, a cross between a re-creation of the Roman forum, with Greek additions, and a multi-storey car park. It’s approached by moving walkways of white marble, overlooking fountains and palm trees. Throughout, there are enormous reproductions of classical statues – especially of Julius Caesar.
The actual gambling goes on 24 hours a day, 365 days a year. Roulette, baccarat, craps, pontoon and poker are all played for stakes that can sometimes exceed $ 100,000, under the practiced gaze of dealers, bankers and security men. There are also a variety of different machines. ‘We pick our machines each morning and we stay on ‘em,’ one retired Alabaman told me. ‘I figure, by the end of the day, it owes me.’
His wife is doing better than him. She feeds in handfuls of dollar tokens and with surprising regularity the machine is sick over her, spewing out as much as $20 a time. A small tub is already three-quarters full of her winnings. “I just love Caesars,” she confesses, needlessly. “We come here three or four times a year.” It turns out that they once won $600 but their goal remains the Big One. Two years previously a housewife from Detroit won spectacularly. There had been no big winners for some time and
Радиопередача о Лас-Вегасе
Лас-Вегас – это империя казино с годовым доходом более шести миллиардов долларов.
Это место, где отрывается Америка, а азартные игры обладают статусом официальной религии. Город приветствует вас словно продавец, как только вы сойдете с трапа самолета. В зале прибытия доносятся щелчки опускающихся ручек игровых автоматов и звон монет, льющихся каскадом прямо в руки. А в залах ожидания, забитыми видеопокером, люди нехотно ждут свои самолеты. В центре города, в доступной роскоши, уверенно господствуют казино. Если вам не нравятся азартные игры – держитесь подальше от Вегаса. Город, население которого, раздувается до семисот тысяч человек, построен на убеждении, что каждый американец любит попытать удачу. Центр города вобрал в себя казино, мотели, сувенирные лавки и ломбарды, среди которых внезапно возникает церковный шпиль. В церквях обычно много людей, однако мудрый священник знает, чего нужно избегать в воскресной проповеди. Большая часть города выглядит, как одна заасфальтированная стоянка для машин, словно смеясь над своим испанским названием: луг
Сизарс-Палас, самый известный тематический центр, характеризует себя как пышную греко-римскую фантастическую землю площадью восемьдесят пять акров, внешне напоминающую смесь отреставрированного римского форума с греческими элементами и многоэтажной автостоянкой. Он окружен движущимися дорожками, вымощенными белым мрамором, над которыми возвышаются фонтаны и пальмы. Повсюду расположено огромное количество репродукций античных статуй – в особенности Юлия Цезаря.
Игра идет 24 часа в сутки, 365 дней в году. Рулетка, баккара, кости, блэкджек и покер – везде делают ставки, которые могут иногда превышать сто тысяч долларов, и за которыми пристально следят крупье, банкиры и сотрудники службы безопасности. Также существует множество различных автоматов. «Ну, мы просиживаем за автоматами каждое утро», – сказал мне один пенсионер из штата Алабама – «думаю, что к концу дня я хоть что-нибудь, да выиграю».
New York defies description. You can say anything about it and always be right; if you listen to different people talking about it, they could each be describing a different town. For some, it’s a center of art, music and theater; for others, a city of finance and politics. For manufacturers it's a bottomless market, for safe-crackers, Ali Baba’s cave.
At the beginning of the nineteenth century Manhattan was mostly swamp— so unhealthy that there was an epidemic of yellow fever, a disease more often associated with tropical regions. While the fine residential streets of London and the grand boulevards of Paris were being built, chickens were scratching around the muddy streets of New York. Rickety shacks housed people — and pigs; it wasn't until 1867 that a municipal decree was passed, forbidding people to let their pigs run freely through the streets. Although rich shipowners and financiers were building luxurious hotels and mansions, the newly arrived immigrants lived in disgusting slums. Buildings were divided and subdivided to accomodate as many people as possible; some even collapsed under the weight of extra storeys hastily added on. People lived in tenements which were nothing more that rows of dark cages: no lighting, running water or windows. According to police reports of the time, children died simply from lack of fresh air. Fires and diseases were a part of normal life.
НЬЮ-ЙОРК
Автор: Мирей Вотье
Нью-Йорк не поддается описанию. Вы всегда окажетесь правы, что бы ни сказали; если послушать людей, говорящих о нем, каждый из них будет описывать разный город. Для одних это центр искусства, для других – финансов и политики. Для предпринимателей это богатый рынок, а для медвежатников – пещера Али-Бабы.
В начале XIX века о. Манхэттен, по большей части, был болотом столь вредным для здоровья, что там была зарегистрирована эпидемия желтой лихорадки – болезни, характерной для тропиков. В то время как Лондон застраивали жилыми районами, а Париж величественными бульварами, по грязным улицам Нью-Йорка шныряли куры. В покосившихся лачугах люди жили вместе со свиньями, пока в 1867 году не был принят муниципальный указ, запрещающий выпускать свиней на улицу. Несмотря на то, что богатые судовладельцы и финансисты строили роскошные отели и особняки, первые эмигранты, жили в отвратительных трущобах. Чтобы разместить как можно больше людей, были нарушены нормы заселения, вследствие чего рушились наспех пристроенные опорные конструкции верхних этажей. Люди жили на съемных квартирах, больше напоминающих коридоры с мрачными клетками без света, водопровода и окон. Согласно полицейским отчетам того времени, дети попросту умирали от недостатка свежего воздуха. Пожары и болезни были частью обычной жизни.
Am Ende ist passiert, was Brüssel vermeiden wollte: Die EU-Minister haben bei der Umverteilung von 120.000 Flüchtlingen vier osteuropäische Länder überstimmt.Kein gutes Signal für die Zukunft, meint Barbara Wesel.
Alles gute Zureden, alle Blitzvisiten in den Hauptstädten und viele endlose Sitzungen haben nicht geholfen: Es war ein strategischer Beschluss einiger osteuropäischer Länder, sich querzustellen. Dabei ging es hier zunächst nur darum, 120.000 Flüchtlinge in einer Einmalaktion innerhalb der EU umzuverteilen. Das bedeutete für kleinere Staaten, dass sie allenfalls ein paar Tausend Schutzsuchende hätten akzeptieren müssen. Aber vier Regierungen entschieden trotzdem, sich lieber von der Mehrheit der EU-Minister überstimmen zu lassen, nur um ihren Bürgern erzählen zu können, dass Europa sie zur Aufnahme von Flüchtlingen zwingt.
Примечание: Постыдная ситуация с беженцами
В конце концов произошло то, чего так хотел избежать Брюссель: министры четырех восточноевропейских стран оказались в меньшинстве по итогам голосования о перераспределении 120 тысяч беженцев в их страны. "Не очень хороший знак для будущего", - говорит Барбара Везель.
Все переговоры, блиц-визиты в столицы и бесконечные заседания не помогли: единственным стратегически выгодным решением восточноевропейских стран было сопротивление. Сначала речь шла о том, чтобы перераспределить 120 тысяч беженцев по всему Евросоюзу. Для небольших государств это означало принять, по меньшей мере,несколько тысяч человек, ищущих защиты. Однако главы четырех государств все же решили, что лучше отказаться от мнения большинства министров ЕС и рассказать своим гражданам, что Европа заставляет их принимать беженцев..
Тарифы

Письменный перевод: 

Английский 
3-5
 USD
/ 1800 знаков
Немецкий 
1-3
 USD
/ 1800 знаков
Редактура 
1-3
USD
/ 1800 знаков
Рекомендовать переводчика:   

Заявка на расчет переводчикам

Для расчета стоимости перевода выбранными переводчиками заполните свою контактную информацию, данные о заказе, а также, если возможно, прикрепите файлы для оценки заказа.

Приложить файл
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: gif jpg jpeg png bmp eps tif pict psd txt rtf odf pdf doc docx ppt pptx xls xlsx xml avi mov mp3 ogg wav bz2 dmg gz jar rar sit tar zip.

Вы выбрали переводчиков:

Всего выбрано: 0

Ничего не выбрано

Наверх