10963

Переводчик Полищук Анна Михайловна

774
Свободен
Дата регистрации: 27 августа, 2016 г.
Женский
 
выбрать переводчика 
Нажав на кнопку "Предварительно выбрать", Вы добавите этого переводчика в форму оформления заказа.
Отправить запрос
Анкета добавлена в форму
Специализации: 
Письменные переводы (Деловая и личная переписка, Художественный, Биология, Искусство / литература, История, Лингвистика, Поэзия и литература, Психология, Социология)
 
Стаж работы: 
2 года
Родной язык: 
Русский
Иностранные языки:
Английский
 
Фрилансер
 
Образование: 
Российский Государственный Социальный Университет, факультет психологии Российский Новый Университет, факультет лингвистики
Возраст: 
39 лет
О себе: 
С удовольствием перевожу статьи и тексты в области психологии, нейронаук, физики, а также художественные тексты и публицистику. Есть опыт перевода цикла статей по истории музыки.
Контакты: 
 
Образцы переводов
The increasing detail at which human brains can be scanned is bringing the possibility of mind-reading appliances closer and closer. Such appliances, when complete, will be non-invasive and capable of responding to our thoughts as easily as they respond to keys on a keyboard. Indeed, as emphasized in the Lifeboat Foundation’s 2013 publication, The Human Race to the Future, there may soon be appliances that are operated by thought alone, and such technology may even replace our keyboards.
It is not premature to be concerned about possible negative outcomes from this, however positive the improvement in people’s lifestyles would be. In mind-reading appliances, there are two possible dangers that become immediately obvious.

Danger 1: “Thought police”

Brain-machine interfaces have many possibilities that deserve to be explored by science. However, there are also potentially dystopian threats presented by this technology. Even technologies like personal computers, which were seen as liberating to the individual and not aligned with powerful governments, have also become windows that regimes can use to spy on their citizens.

If hardware eventually allows words to appear on screens simply because of a thought, and the appliances are still vulnerable to hacking or government pressure, does this mean minds can be read without consent? It is very likely that any technology sensitive enough to respond to our thoughts could be programmed by a regime to intercept our thoughts. Even if our hardware was not originally designed to intercept thoughts on behalf of the authorities, the hardware would already meet the requirements for any program written to intercept thoughts for policing and political repression.

The potential negative consequences of mind-reading technology are equivalent to those of “uploading”, the futuristic concept of transferring one’s mind to computers as popularized by Singularitarians, usually following the ideas of Ray Kurzweil. There is a real threat that a technological singularity, as depicted in Kurzweil’s The Singularity is Near, could strengthen a flawed social system by giving the authorities the intrusive ability to monitor what it sees as deviant or threatening thought.
Сейчас уровень детализации, с которой может быть исследован человеческий мозг, все возрастает, и это приближает появление технологий, позволяющих читать мысли. Когда разработка таких устройств завершится, они не будут требовать физического вмешательства в наш организм и в то же время будут способны отзываться на наши мысли так же легко, как клавиши на клавиатуре. В статье «Человечество в будущем», опубликованной организацией Lifeboat Foundation в 2013 году, подчеркивается, что возможно такое устройство, которое будет управляться исключительно нашими мыслями. Однако какие бы положительные улучшения в жизни людей ни несли эти технологии, не будет преждевременным поговорить об их возможных негативных последствиях. Приборы для чтения мыслей таят две совершенно очевидные опасности :

Опасность 1: «полиция мысли».

Нейрокомпьютерный интерфейс имеет множество возможностей, которые вполне заслуживают стать предметом научного исследования, но все-таки, эти технологии несут некоторые потенциальные опасности. Даже персональные компьютеры, которые, казалось бы, дают человеку полную свободу и не зависят от могущественных правительств, становятся своеобразными окнами, через которые режимы могут шпионить за своими гражданами.

Если компьютеры, с одной стороны, преобразуют наши мысли в слова на экране, а с другой стороны, являются уязвимыми для хакеров и давления правительств, значит ли это, что мысли могут быть прочитаны и без нашего согласия? Вполне вероятно, что технологии достаточно чувствительные для того, чтобы отвечать на мысли, могут быть запрограммированы так, чтобы эти мысли перехватывать. И даже если наше оборудование первоначально не задумывалось так, чтобы подслушивать то, что мы думаем, в интересах государства, мы обязательно столкнемся с требованием закона устанавливать специальные программы для чтения мыслей в интересах полиции и оказания политического давления.

Возможные негативные последствия технологий чтения мыслей такие же, как от «загрузки», футуристической идеи перемещения человеческого разума в компьютер, которую развивают последователи сингулярианства*. Рэдмонд Курцвейл в своей книге «Сингулярность уже близка» пишет об опасности технологической сингулярности, которая, по его представлениям, сможет усилить несовершенную социальную систему, давая официальным властям, возможность вторгаться в частную жизнь и контролировать мысли, которые им могут показаться неправильными или угрожающими.
Controlling the brain, consciousness and the unconscious through artificial means has long been a staple plot of science fiction. Yet history has a way of proving the fictional to end up as possible, and the future of brain-machine interface appears to hold greater promise than ever before.
According to Neuroscience Researcher, Yale University Fellow, and the Director of Yale’s Clinical Neuroscience Imaging Center, Dr. Hal Blumenfeld, we can now therapeutically (and safely) go inside the brain. As he reflected on the recent advances in neuroscience, Blumenfeld cited the progress that’s been made in the last decade in understanding the relationship between brain activity and conscious thought as one of the biggest breakthroughs. The ability to find the switch in the brain that regulates consciousness, and turn it on and off, is a major step toward the treatment of epilepsy, brain injuries and more, and could have a profound effect on mankind, he said.

“I think the exciting advances are really looking in the network approach to understanding the brain, looking at the brain as a network, and understanding that, for something as wide reaching as consciousness to happen, you really need the whole brain network or most of the brain,” Blumenfeld said. “There’s a switch deep in the middle of the brain that can either be turned on or off. When that gets turned on, the whole rest of the brain network, including the cortex, all start to interact and create consciousness. When that switch gets flipped off, consciousness is turned down and we lose consciousness.”

While it sounds like a simple on/off operation, Blumenfeld noted that it’s not a smooth, linear process and that the different states of consciousness are subject to big jumps and rapid changes in the transition. Where researchers have made the biggest leaps, he said, is in gaining an understanding of those transitions and interactions throughout the entire network of the brain and how they regulate the level of arousal, attention and awareness.

Going forward, these breakthroughs could have a major effect in managing epileptic seizures, Blumenfeld said. While an epileptic seizure usually only affects one part of the brain, the seizure itself also flips that consciousness on/off switch to off.
Контролирование мозга, сознания и бессознательного с помощью искусственных способов долгое время было главным сюжетом научной фантастики. Однако история все же доказывает, что выдумка может воплотиться в реальность, и будущее нейрокомпьютерного интерфейса обещает богатые перспективы.

Dr. Hal Blumenfeld, ученый-невролог, выпускник Йельского университета и директор Йельского Центра Клинических Неврологических Исследований с Визуализацией, считает, что сейчас мы можем терапевтически (и не причиняя вреда) войти в мозг. Размышляя над последними успехами в области неврологии, Blumenfeld рассматривает прогресс, который наметился в последнее десятилетие в понимании отношений между активностью мозга и сознанием, как один из величайших прорывов. Возможность найти в мозге «кнопку», регулирующую сознание, включающую и выключающую его, - это важнейший шаг навстречу лечению эпилепсии, повреждений мозга и многого другого. Это может оказать глубокое влияние на человечество, считает Blumenfeld.

«Я думаю, что многообещающие успехи в понимании мозга демонстрирует сетевой подход, который дает представление о мозге как о сети и понимание того, что такое всеобъемлющее явление как сознание может появиться, только задействовав всю сеть мозга или, по крайней мере, большую его часть», - говорит Blumenfeld. «В глубинах нашего мозга есть «кнопка», которая может быть как включена, так и выключена. Когда она включена, вся мозговая сеть, включая кору больших полушарий, начинает взаимодействовать и производить сознание. Когда «кнопка» переключается в обратное положение, сознание гаснет, и мы его теряем.»

Хотя это и звучит как простейшая операция «включить/выключить», Blumenfeld отмечает, что это не просто равномерный, линейный процесс, и различные состояния сознания существуют в силу больших скачков и быстрого перехода «кнопки» из одного состояния в другое. Где исследователи сделали наибольший прорыв, говорит он, так это в достижении понимания того, каким образом эти переходы из одного состояния в другое и взаимодействия внутри всего мозга как сети регулируют активность ЦНС, внимание и восприятие.

Если пойти дальше, эти открытия смогут оказать большое влияние на лечение эпилептических приступов. Несмотря на то, что эпилептический приступ обычно задевает только какую-то одну часть мозга, он, тем не менее, переключает «кнопку сознания» в состояние «выключено».
Garage Biotech: New drugs using only a computer, the internet and free online data.

Pharmaceutical companies typically develop new drugs with thousands of staff and budgets that run into the billions of dollars. One estimate puts the cost of bringing a new drug to market at $2.6 billion with others suggesting that it could be double that cost at $5 billion.

One man, Professor Atul Butte, director of the University of California Institute of Computational Health Sciences, believes that like other Silicon Valley startups, almost anyone can bring a drug to market from their garage with just a computer, the internet, and freely available data.

In a talk given at the Science on the Swan conference held in Perth this week, Professor Butte outlined the process for an audience of local and international scientists and medics.

The starting point is the genetic data from thousands of studies on humans, mice and other animals, that is now freely available on sites from the National Institute of Health and the European Molecular Biology Laboratory. The proliferation of genetic data from experiments has been driven by the ever decreasing cost of sequencing genetic information using gene chip technologies.

Professor Butte, students, and research staff have found a range of different ways of using this data to look for new drugs. In one approach, they have constructed a map of how the genetic profiles of people with particular diseases are related to each other. In particular, to look for diseases with very similar genetic profiles. Having done that, they noticed that the genetic profile of people with heart conditions were very closely related to that of the much rarer condition of muscular dystrophy. What this potentially suggested was that drugs that work for one condition could potentially work in the other. This process of discovering other uses of drugs, called “drug repositioning”, is not new. Drugs like Viagra were originally used for treatment of cardiovascular conditions.
Биотехнологии на дому : новые лекарства с использованием только компьютера, интернета и данных, находящихся в свободном доступе.

Фармацевтические компании, как правило, разрабатывают новые лекарства с помощью огромного штата сотрудников и с бюджетами в миллиарды долларов. По предварительным подсчетам цена выпуска на рынок нового лекарства доходит до 2,6 миллиардов долларов, а некоторые предполагают, что сумма эта может удваиваться до 5 миллиардов.

Профессор Atul Butte, директор Института Здоровья и Вычислительных Технологий при Калифорнийском университете, полагает, что также как и в случае с другими стартапами Силиконовой долины, практически любой желающий может разработать и поставить на рынок новое лекарство, не выходя из дома и используя при этом только компьютер, интернет и данные, находящиеся в свободном доступе.

В своем выступлении на научной конференции Swan, проходящей в г. Перт на этой неделе, профессор Butte в общих чертах рассказал об этом процессе местным и международным ученым и медикам.

То, с чего все начинается, - это генетические данные человека, мышей и других животных, полученные в ходе тысяч исследований и хранящиеся в свободном доступе на сайте Национального института здоровья и Европейской лаборатории молекулярной биологии. Снижение стоимости секвенирования генетической информации благодаря использованию технологии генных чипов привело к тому, что количество таких данных, полученных в ходе экспериментов, растет.

Профессор Butte, студенты и штат исследователей, открыли различные пути использования этих данных для поиска новых лекарств. Один из примеров – сконструированная ими карта, на которой показано, как генетические профили людей с различными заболеваниями соотносятся друг с другом. Это можно использовать в частности для поиска заболеваний с очень близкими генетическими профилями. Сделав это, ученые заметили, что генетический профиль людей с сердечной недостаточностью схож с генетическим профилем людей с гораздо более редким недугом – мышечной дистрофией. Это позволяет предположить, что лекарства, работающие для первого недуга, теоретически могут сработать и для второго. Этот процесс открытия других, новых способов использования лекарств, известный как “drug repositioning”*, не новый. Виагра первоначально использовалась для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.
Тарифы

Письменный перевод: 

Английский 
300-400
 РУБ
/ 1800 знаков
Рекомендовать переводчика:   

Заявка на расчет переводчикам

Для расчета стоимости перевода выбранными переводчиками заполните свою контактную информацию, данные о заказе, а также, если возможно, прикрепите файлы для оценки заказа.

Приложить файл
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: gif jpg jpeg png bmp eps tif pict psd txt rtf odf pdf doc docx ppt pptx xls xlsx xml avi mov mp3 ogg wav bz2 dmg gz jar rar sit tar zip.

Вы выбрали переводчиков:

Ничего не выбрано

Наверх